Александр Неманис

Шляпка

Шляпка была самая обычная. Цвета красного вина. С полукруглым верхом тульи и чуть опущенными полями.

Сергей увидел ее в метро. Вагон тихо покачивался, за окнами мелькали лампы, большинство из сидящих смотрели в экраны мобильников или дремали. Две девушки под Сергеем слушали один плеер, синхронно покачивая головами.

Лица под шляпкой не было заметно – девушка стояла вполоборота к Сергею. Она была стройная, в легком платье, которое подчеркивало изящную, гибкую фигурку. Завиток каштановых волос касался маленького ушка с полупрозрачной мочкой.

Сергею нестерпимо захотелось взглянуть девушке в лицо. Боковыми взглядами он не мог удовлетвориться.

Она слегка повернула голову и Сергею приоткрылся вид на край ее губ. Она вроде бы улыбалась. Казалось, и глаза ее должны улыбаться. На миг Сергею почудилось, что глаза сверкнули из-под полей шляпы.

На пересадочной станции вышла. Сергей боролся с собой ровно одну секунду – и ему пришлось проталкиваться сквозь недовольную толпу входящих. «Сидят до последнего», «Дебил», «Урод», – узнавал он о себе по мере проталкивания. Он в свою очередь щедро делился извинениями.

Шляпка плыла по платформе и была заметна издалека. Сергею не пришлось долго разыскивать ее. Пошел на некотором отдалении. Видел, как она поднимается по эскалатору, потом по наклонному коридору, мимо нищих и музыкантов.

На следующей станции потерял ее между колонн – и, бросившись за ней, случайно оказался в непосредственной близости: край шляпки полоснул его по щеке.

Изгиб шеи, наклон головы – и ее лицо снова проскользнуло мимо.

Он только почувствовал пряный запах духов. Запах, добирающийся до глубин естества, пробуждающий зверя в мужчине. Странно, что толпа мужиков не вилась вокруг нее.

Сергей остановился неподалеку. Пытался наблюдать украдкой. Она, кажется, заметила его, но упорно делала вид, что не замечает.

Подъехал поезд. Он вошел вслед за ней в вагон, занял угол у противоположной двери. Она повернулась к нему спиной. Под тонкой тканью шевелились лопатки. Наверное, скоро выходит.

Действительно, через две станции она вышла. Сердце Сергея уже билось почти в полную силу, стучало в висках. И казалось, все это видят.

Он снова выскользнул на платформу. Приостановился, сделал вид, что кого-то высматривает, продолжая боковым зрением следить за ней.

Глупо, как глупо! Она, наверное, молода, а он стар. Она красива, а он некрасив. Она уверена в себе, а он – нет. Он весь заплетается – ноги, руки, язык. Мысли тоже. Сумбурным клубком с торчащими нитями, они свились в его голове, в ужасе опасаясь даже просто высунуться наружу, не говоря уже о том, чтобы стать полноценными словами.

Что он скажет? Что он может сказать? Только глупость.

Девушка в шляпе встала на эскалатор и поехала вверх.

Сергей не знакомился на улице уже лет десять, или больше. Ничего не выйдет. Даже не потому что она пошлет его, а просто он не сможет ничего ей сказать. Не сможет даже внятно поинтересоваться, который час. Промычит что-то невразумительное, не больше. Она не поймет ни единого слова.

Эскалатор подхватил Сергея. Резко, неожиданно. Ступенька дернулась из-под ноги.

– Внимательнее, молодой человек! – сказала женщина в красной форменной шапочке, работница метрополитена.

Сергей покрепче ухватился за поручень.

Внимание! Да, она права. У Сергея всегда были с этим проблемы.

«На уроках невнимателен!» – писали красными чернилами в его дневнике. Крупно, размашисто, поперек страницы.

Учителя были правы. Сергей практически ни на чем не мог сосредоточиться. Ни на уроке, ни на голубях за окном, ни на косичке девочки за передней партой. Все ускользало. Он ни за что не мог удержаться, ничего удержать. Между ним и остальным миром словно недоставало трения.

Зато с поручнем эскалатора трение сейчас было более чем достаточно.

Станция Горьковская. Сергей осознал это только когда оказался на улице и стал спускаться по ступенькам.

Шляпа, гипнотически покачиваясь, плыла сквозь толпу. Повернула налево и направилась в сторону зоопарка. Хорошее место. С ним было связано много воспоминаний из юности. Когда у него еще имелись люди, которых он мог назвать друзьями.

Шляпа свернула к Сытному рынку, но прошла мимо, устремившись к Большому проспекту.

– Не проходим мимо, покупаем! – крикнул, чуть ли не в ухо Сергею, неопрятного вида мужик.

Мужик просто стоял возле дома, ни прилавка перед ним, ни хотя бы чего-нибудь в руках у него не было. Сергей с удивлением уставился на него. Мужик подмигнул.

– Если не надо, не стой, не загораживай! – добавил он.

Сергей помотал головой. Дурак какой-то, городской сумасшедший.

Из-за него он едва не упустил девушку в шляпке. Хорошо, она задержалась возле двери с наклеенными объявлениями.

Сергей поспешил к ней. Наверное, хороший повод заговорить. Пожаловаться на рекламные обманы или на то, что у них тоже воду обещали отключить.

Он не успел. Девушка постояла возле двери всего несколько секунд, а потом нырнула в арку. Сергей был уже очень близко. Он увидел, что она вроде бы кивнула черному коту, который сидел на закрытом мусорном баке. Кот молча проводил ее взглядом. На выходе из арки, девушка полуобернулась, словно собираясь бросить взгляд назад, но так и не бросила.

От Сергея кот демонстративно отвернулся.

Сергей опасался, что во дворе будут бабушки или алкаши, но там оказалось пусто. Несколько деревьев, кусты, детская площадка, состоящая из замысловатой трубчатой лазалки, качелей и горки, пара скамеек, урна, цветочная клумба за оградой возле брандмауэра, наверху которого имелась бледная, почти полностью стертая непогодой и временем надпись «Госстрах».

Шляпка поднялась на небольшое крыльцо с обвалившимися ступенями, расстегнула сумочку, принялась рыться, загремела ключами. Пискнул магнитный замок, лязгнула дверь.

Сергей ускорил шаги и успел зайти до того, как медленно закрывающаяся дверь захлопнулась.

Лифт тут был, но не работал. Зато лестничный проем оказался достаточным, чтобы видеть поднимающуюся шляпку. Она снова зазвенела ключами.

Сергей остановился и сделал вид, что ищет сигареты. Он отвернулся к окну, выходившему во двор. Действительно нашел сигареты, в задумчивости вытащил пачку. Слышал, как девушка открыла дверь, вошла. Сергей ожидал холодного лязга, щелчка закрываемого замка, но услышал только легкий скрип. Дверь, похоже, осталась открытой.

Сергей спрятал пачку и продолжил подниматься.

Так и есть – дверь открыта. Ключи зазвенели уже внутри. Зашуршала одежда. Зажегся свет. Неровный четырехугольник света лег на лестничную площадку. В нем шевелилась тень в шляпке.

Она, конечно, давно знала о его присутствии, знала, что он шел за ней, что он стоит за дверью. Но все еще предпочитала молчать. Она, наверное, либо немая, либо ей нравится играть подобным образом.

Он прошел оставшийся пролет и заглянул в квартиру.

От волнения сердце его билось уже даже не в горле, а в затылке – того и гляди, хватит апоплексический удар. Он ожидал увидеть многое, но то, что он в результате увидел, никак не соответствовало его ожиданиям.

Перед ним находился полупустой коридор с дверями по обе стороны, как в больнице, только вместо каталок стояли шкафы и лестницы-стремянки. Никого не было. Все двери закрыты.

Тишина и неподвижность словно давили – и с такой силой, что казалось, внутрь нельзя войти. Как будто в коридоре был не воздух, а вода на глубине в несколько километров: человека выжмет как губку.

У Сергея закружилась голова. Он оперся о косяк.

Взгляд нырнул в коридор и остановился на торце с другой стороны. Там было окно, выходившее на глухую стену. На подоконнике стояли горшки с растениями.

Нет, зайти решительно невозможно. Что он скажет, если кто-нибудь из соседей выйдет и спросит, к кому он? Да и куда идти? Шляться по коридору в надежде, что шляпка снова покажется и поманит его?

Он шагнул назад и принялся осматривать косяк в поисках звонков. Может быть, подпись под кнопкой подскажет?

Кнопок было много, подписей еще больше.

Н. К.

Таубе С. Т.

И так далее.

Только некоторые из подписей имели относительно ясное значение.

Свистунова Нина.

Таня и Володя Ромашовы.

А что он ожидал? Как глупо! Самым разумным и правильным будет просто повернуться и уйти. Есть шанс, что она высматривает его в окно – и окликнет, чтобы продолжить мучительную для него, но, наверное, сладкую для нее, игру.

Или все-таки...

Кляня себя, но не в силах противиться, он вошел в квартиру. Если что, мог он просто ошибиться? Скажет, например, где тут Филимонов живет, дверь открыта была, а Володька сказал, заходи. Нет тут таких? Ну, извините, наверное, подъезд перепутал.

Главное, не тушеваться. Обругают, обматерят, но милицию вряд ли станут вызывать. Наверное, не станут.

Ноги были ватными, он почти не чувствовал их, дошел уже почти до середины, как вдруг увидел, что одна из дверей приоткрыта. Возле двери был крючок, а на нем висела знакомая шляпка. Большой шкаф не позволял заметить ее от входа в квартиру.

Сергей постучал в косяк.

– Можно войти?

Дверь скрипнула и еще немного приоткрылась. Сергею показалось, что он увидел мелькнувший край белой ткани. Это ее пеньюар или она стелет простыни?

– Я вхожу, – сказал он и толкнул дверь.

Не было ни пеньюара, ни простыни. Ни кровати, ни шкафа, ни стола. Был только строительный мусор – разобранные внутренние стены: доски, балки, фанера, обои, куски оштукатуренного картона. Колыхался под ветром незакрепленный край полиэтилена, закрывающего окно. Наверху, напоминанием о жилье, висел остов люстры.

Из строительного мусора торчала рука. Женские изящные пальчики с перстнями. Указательный палец вдруг согнулся, поманив Сергея.

Он отступил, попытавшись схватиться за дверь, но наткнулся на пустоту – двери, которая только что открылась перед ним, не было. Он споткнулся и упал. В последний миг увидев, что пол разобран, остались только межэтажные перекрытия.

Пришедшие на работу строители были очень удивлены и огорчены, увидев мертвое тело, сильно побитое при падении с пятого этажа. Следы говорили об этом. Как гражданин забрался в дом на капитальном ремонте, осталось неизвестным. Сторож Гена уверял, что не смыкал глаз, не отлучался и капли в рот не брал. Врал, конечно – пахло спиртным от него изрядно, но что с ним поделаешь. Гражданин не только проскользнул мимо сторожа, но и поднялся на последний этаж, хоть там поживиться уже давно было нечем, да и на бомжа он похож не был, по крайней мере, до падения. Он умудрился далеко пройти по межэтажным балкам, прежде чем упасть. Так что вряд ли он был в сильном подпитии.

Неприятности были строителям ни к чему, и они быстро залили труп бетоном.

Вместе с женской шляпкой из темно-красного льна, которую он сжимал в руках.



Эту и другие новеллы Александра Неманиса вы можете скачать в «Библиотеке» нашего сайта



© Александр Неманис, 2011.

© Оформление Stella Libra, 2011.