Художественное интонирование

(о ритме прозаического текста)

Теория

Собственно вопрос об интонировании художественного текста лежит в плоскости стилистики, лингвистического анализа текста и теории художественного общения и лишь отчасти попадает в поле зрения теории литературы.

В различных видах искусства, в том числе – литературе, интонация несет художественно-ценностную и информационно-смысловую нагрузку. Она выступает как «форма передачи ценностных ориентаций» и «способ эмоционально-внушающего воздействия» (Ю.Б. Борев) на читателя. Во многом благодаря тому, насколько виртуозно автор владеет искусством художественного интонирования, мы попадаем под власть магии слова, при этом практически не отдавая себе отчет, почему мы смогли или не смогли проникнуться духом произведения.

С интонацией тесно связано понятие ритма литературного текста. По существу интонация – это и есть его «внутренняя мелодия и ритм» (Ю.Б. Борев). Именно на интонировании литературного произведения при помощи ритма я и хочу остановиться подробнее.

Позволю себе оставить в стороне вопрос о функции ритмического интонирования в поэзии. Во-первых, потому что наше Интернет-издательство не публикует поэтические тексты. А во-вторых, потому что ритмическая организация поэтического текста, думаю, очевидна даже для тех, кто никогда специально не занимался изучением того, как устроен литературный текст.

Что же касается прозаического текста, то заявленный вопрос уже не кажется столь очевидным. В данном случае я не имею в виду ритмизованную прозу, ярким примером которой являются авторские лирические отступления в «Мертвых душах», «Вие», «Майской ночи». В текстах подобного рода, как и собственно в поэзии, ритм выступает в качестве художественного средства, эксплицитно (явно) организующего текст и сознательно используемого автором в этих целях.

Ритм присутствует и в тех прозаических текстах, где мы не наблюдаем его непосредственно, но ощущаем интуитивно. В самом деле: почему, читая какой-нибудь роман со сложной коллизией, нагромождением, казалось бы неудобоваримых, философских проблем, запутанной сюжетной линией, героями, к которым не испытываем ни малейшей симпатии, мы, тем не менее, не можем оторваться от него и бросить чтение книги на середине? И наоборот: проникнувшись созвучной нашим мыслям идеей, легким сюжетом и реалистичными образами, мы с трудом преодолеваем каждую страницу книги?

Дело в том, что ритм имманентен тексту. Автор в процессе создания прозаического текста не занимается арифметическими расчетами, не изобретает какую-то особую идеальную ритмическую схему своего будущего творения. Ритмическое интонирование текста получается как бы само собой, но на самом деле находится в прямой зависимости от того, насколько мастерски автор владеет искусством слова.

Когда мы говорим о ритме текста (поэтического или прозаического), мы имеем в виду «периодическое повторение каких-либо элементов текста через определенные промежутки» (М.Л. Гаспаров). Очевидно, что можно говорить о ритме всего произведения, который формируется чередованием различных фрагментов. Например, в прозаическом тексте динамическая сцена может смениться описательной, диалог или полилог повествованием и т.д. Но можно говорить и о повторах ритмических единиц (рядов) в пределах предложения (предложений).

Средства ритмизации текста делятся на две группы:

1. Средства первичной ритмизации

1.1. Длина ритмических (акцентных) рядов, измеряемая числом слогов между двумя паузами.

1.2. Плотность акцентуации, т.е. количество ударных слогов относительно длины ритмического ряда.

В прозаическом тексте ритмический ряд соответствует синтагме – интонационно-смысловому единству, т.е. чаще всего (но не всегда) представляет собой расстояние между двумя знаками препинания.

Чем короче синтагма и выше плотность акцентуации, тем более напряженным является ритм, и наоборот.

Влияет на интонацию и расстановка знаков препинания.

Запятая характеризуется повышением интонации, которая предупреждает, что мысль не завершена, и заставляет ожидать ее завершения. Связка между синтагмами обеспечивается тем, что продолжение фразы начинается с той же звуковой ступени.

Точке предшествует падение звука, т.е. убывающий акцентный ряд. Завершающая точка (в предложении, абзаце) имеет наибольшую интонационную определенность.

Конечно, это идеальный вариант. Ритмическое интонирование художественного текста, построенное с учетом интонационных функций знаков препинания, наполняет текст внутренней гармонией, делает его стилистически идеальным, эталонным. Но, поскольку писатель в процессе работы над своим произведением не использует заранее заготовленные ритмические схемы, то когда мы обращаемся к живому тексту, его ритмический рисунок уже не выглядит столь идеальным. Различного рода сломы ритмических фигур придают тексту индивидуальность.

Рассмотрим пример ритмического рисунка предложения (надстрочными знаками обозначены порядковые номера ударных слогов, цифрой в скобках – порядковый номер синтагмы). Обратите внимание, что служебные слова не имеют самостоятельного ударения и интонационно примыкают к последующему знаменательному слову.

Предложение взято мною из «Романа, который никогда не будет окончен» Бориса Гребенщикова:

Му1зыка вошла2 неожи3данно, (1) / и никто3 не смог2 уловить3 мгнове2ния,(2) / когда лю3ди на сце2не (3) / переста3ли быть1 людьми2 из пло2ти и кро2ви (4) / воплоти3лись в зву1ки. (5)

(1) синтагма – нарастающий акцентный ряд (1 2 3); имеет восходящую мелодику речи.

(2) синтагма – происходит слом ритмической фигуры на группе слов, представляющих собой составное глагольное сказуемое «не смог уловить» (3 2 3 2).

\/

(3) синтагма – убывающий акцентный ряд (3 2); имеет нисходящую мелодику речи.

(4) синтагма – происходит слом ритмической фигуры на десемантизированном слове – глаголе-связке «быть» (3 1 2 2 2).

(5) синтагма – убывающий акцентный ряд (3 1).

Не смотря на наличие ритмических сломов, ритмический рисунок предложения приближается к эталонному. Первая синтагма завершается повышением интонации перед запятой, вторая синтагма начинается с той же звуковой ступени. Именно на их стык приходится основная интонационная нагрузка, смысл которой – ожидание завершения мысли. Все остальное синтагматическое членение предложения, по сути, является факультативным, поскольку вторая, третья и четвертая синтагмы не вводят никакой новой мысли, а лишь раскрывают ту, что заявлена в первой синтагме. Последняя (пятая) синтагма представляет собой падение интонации, необходимое для завершения мысли.

Здесь важно отметить, что деление текста на синтагмы по большей части интуитивно и зависит от читательского восприятия. Иначе говоря, один и тот же текст интонационно может прозвучать по-разному и, соответственно, может быть по-разному разбит на синтагмы.

2. Средства вторичной ритмизации:

2.1. Лексические повторы. Повторяющееся слово выделяется интонационно как ключевое для данного отрезка текста:

2.1.1. Анафора – повтор слова или сочетания слов в начале строки в поэзии, синтагмы, предложения, абзаца, главы в прозе.

Например: Не будет больше разговоров и новых приключений, не будет грандиозного выступления нашей группы на выпускном, и ничему из наших совместных планов не суждено будет осуществиться.

2.1.2. Эпифора – повтор слова или сочетания слов в конце строки, синтагмы, предложения и т.д.

Например: Ты кого-то ищешь, Хентиаменти? Тебе кого-то не хватает, Хентиаменти

2.2. Градация – синонимический ряд, представляющий собой усиление смысла. Каждое последующее слово в синонимическом ряду усиливает значение предыдущего. Часто такое усиление сопровождается повышением интонации

Например: Я чувствовал: все, что она говорит сейчас, – неправда, виртуозный обман, тщательно и с любовью завуалированная ложь.

2.3. Стилистический синтаксис:

2.3.1. Инверсия – изменение нормального порядка слов с целью смещения интонации с одного слова на другое. Как правило, это приводит к изменению ритмического рисунка текста.

Например:

А) Бу1ря поднялась3 (1 3).

Б) Поднялась3 бу1ря (3 1).

В первом случае порядок слов нормальный: сначала идет подлежащее, затем – сказуемое. Возрастающий акцентный ряд предполагает, что мысль не закончена, ожидается продолжение, которое требует соответствующих знаков препинания. Иначе говоря, постановка точки здесь не уместна, надо раскрыть эту мысль, пояснить, описать начавшуюся бурю. Если оставить это предложение в том виде, в котором оно представлено выше, то внутренняя гармония текста будет разрушена.

Во втором случае присутствует инверсия: сначала идет сказуемое, затем – подлежащее. Нисходящая мелодика речи предполагает интонацию законченности. Мысль оказывается вполне завершенной и, в принципе, не требует продолжения. Интонационная определенность этого предложения позволяет автору как углубиться в описание бури, так и перейти к новой мысли.

2.3.2. Периодическая речь – наличие в предложении нескольких придаточных одного типа, относящихся к одной главной предикативной единице. Чем больше в предложении придаточных одного типа, тем напряженнее ритмика предложения.

Пример временного периода (несколько придаточных временного типа подчинены одному главному): И сейчас, когда я чувствую, как меняются черты моего лица, как черными волнами спадают на лицо и плечи длинные волосы, когда джинсовая ткань превращается в черную кожу – одежду грехопадения, когда в чехле лежит уже не гитара, а снайперская винтовка, когда в душе вдруг хищным зверем просыпается желание убивать, я не могу кричать и звать на помощь, потому что я не знаю, как мне ее называть…

Говоря о ритмическом интонировании тексте, нельзя пройти мимо такого явления как симметрия.

В прозаическом тексте встречается:

1. Зеркальная симметрия. Ритмический рисунок конечной синтагмы предложения является зеркальным отражением ритмического рисунка начальной синтагмы.

Например, если первая синтагма имеет нисходящую мелодику речи, то последняя – восходящую:

И продолжа4ют па1дать су1мерки, / сме1шанные со сне2гом. (4 1 1 – 1 2) (Б. Гребенщиков. По другую сторону дня).

Соответственно, если первая синтагма имеет восходящую мелодику речи, то последняя – исходящую:

И что2 бы тебе2 ни говори4ли – / люби2 же1нщину. (2 2 4 – 2 1) (Б. Гребенщиков. Роман, который никогда не будет окончен)

2. Винтовая симметрия. Гармонический центр предложения представляет собой некую вершину, пик интонационного и эмоционального напряжения. Чтобы выявить гармонический центр, надо количество синтагм умножить на коэффициент «золотого сечения» 0,618.

Например: Песня рвала на части, / чтобы выпустить свет / из людских сердец, / и на самой высшей точке, / когда дальше идти уже было некуда, / человек с гитарой / засмеялся в микрофон. (Б.Гребенщиков. Роман, который никогда не будет окончен)

Гармоническим центром предложения является четвертая синтагма «и на самой высшей точке», которая является пиком интонационного и эмоционального напряжения. Интересно, что в гармоническом центре, в высшей точке предложения, присутствует именно выражение «высшая точка».

Еще один важный момент, имеющий непосредственное отношение к интонированию текста при помощи его ритмической организации, это статика и динамика действия.

Статичность действия достигается при помощи:

1. Настоящего времени глаголов.

2. Протяженных ритмических рядов.

3. Низкой плотностью акцентуации. Она встречается там, где преобладают слова, как минимум, трехсложные. При этом чем выше порядковый номер ударного слога, тем более определенной является статичность действия. Cледует помнить, что служебные слова (предлоги, частицы, союзы), как правило, имеют одно ударение со знаменательным словом (существительным, прилагательным, глаголом). Например, состоящее из четырех слов сочетание «не кто иной, как» произносится на одном дыхании, порядковый номер ударного слога 4.

4. Лексики, придающей речи возвышенную, приподнятую тональность.

Например, все четыре средства присутствуют в тексте:

…Чуть вдалеке яркий желтый свет расплывается масляным пятном в тумане. Единственное окно среди этого мертвого зеркального безмолвия манит путника своим теплом и светом. Когда я уже стою перед дверью в бар, тоскливый и пронзительный вой собаки заставляет меня обернуться: на перекрестке стоит белая собака с красными ушами, точно красная кровь на белом снегу. Она пристально смотрит на меня и исчезает, как только где-то далеко начинает звонить церковный колокол.

5. Акцентной равноместностью, которая по мелодике речи является волнообразным однотоном. Лично я сравнила бы подобное явление в литературе с полиметробитом в музыке:

Например: Пьяня2щая прохла2да и снег2. (2 2 2)

Интересно, что в поэтическом тексте акцентная равноместность в сочетании с анафорой продуцирует матричный текст, эмоциональное воздействие которого таково, что может легко ввести читателя, а особенно слушателя, в измененное состояние сознания.

Например:

Сыновья молчаливых дней

Боятся смотреть в окно,

Боятся шагов внизу,

Боятся своих детей;

(Б. Гребенщиков. Сыновья молчаливых дней)

Но не будем отходить от темы.

Динамичность действия достигается при помощи:

1. Прошедшего времени глаголов.

2. Коротких или средней протяженности ритмических рядов.

3. Высокой плотности акцентуации.

Например, все три средства присутствуют в тексте:

Так и сделали. Когда Мяк прыгнул Царю-Медведю на морду, тот жалобно завизжал и схватился лапами за нос. Полина забралась на пень, подпрыгнула и вырвала у него целый клок белой шерсти. Она услышала жалобное мяуканье Мяка и грозный рык медведя, отскочила как можно дальше назад и упала в сугроб.

4. Перечисление падежных или временных форм.

Например, перечисление родительных падежей существительных присутствует в тексте: Я не могу встать и уйти: амфитеатр превратился в гигантский круговорот лиц, фигур, объективов видеокамер, слепящих прожекторов.

5. Частой сменой точек зрения, которая подобна быстрой смене планов в кино (О смене точек зрения см.: «Поэтика точки зрения»).

Все, о чем шла речь выше, – это частные случаи ритмического интонирования художественного текста. Если говорить о ритмическом рисунке художественного целого (произведения) или какой-либо из завершенных его частей, то следует помнить, что создается он при помощи самых различных вариантов сочетания средств ритмического интонирования. А именно: посредством чередования статических описаний жизненных ситуаций (экфрасис) и динамического изложения; сменой различных типов организации речи; соотношением ритмических фигур разной длины и разной плотности акцентуации; восходящей или нисходящей мелодикой речи; наличием гармонического центра. При этом каждое средство ритмического интонирования, оказывается смыслообразным, т.е. передает определенный смысл, идею, и эмоционально окрашенным, т.е. соответствующим образом воздействует на читателя.

Практикум

Возьмите любой отрывок из своего произведения, который вызывает у вас сомнения с точки зрения его ритмической организации. Разложите предложения на синтагмы, расставьте ударения. Исходя из получившегося ритмического рисунка, определите характер акцентных рядов: нарастающий (восходящая мелодика речи), убывающий (нисходящая мелодика речи). Есть ли сломы ритмических фигур. Если есть, то как это влияет на ритм предложения?

Определите, какие средства вторичной ритмизации вы используете? Каких не хватает для достижения поставленной цели.

Присутствует ли в выбранном вами отрывке зеркальная симметрия?

Определите гармонический центр при винтовой симметрии. Какую смысловую нагрузку он несет синтагма, являющаяся гармоническим центром? Соответствует ли это тому, что она является пиком интонационного и эмоционального напряжения?

Удалось ли вам в выбранном отрывке достичь статики или динамики действия? Чего не хватило для поставленной цели?

Отредактируете текст с учетом найденных вами недостатков его ритмической организации.

Ольга Никитина,

кандидат филологических наук



Литература

1. Гаспаров М.Л. Ритм // Литературный энциклопедический словарь. М., 1987.

2. Гиршман М.М. Проблема специфики ритма художественной прозы // Гиршман М.М. Литературное произведение: проблема художественной целостности. М., 2002.

3. Гиршман М.М. Ритм художественной прозы. М, 1982.

4. Имаева Е.З. Ритм прозы как средство пробуждения рефлексии // Филологическая герменевтика и общая стилистика. Тверь, 1992.

5. Имаева Е.З. Неявно данный смысл текста и ритмизация. Уфа, 1997.

6. Орлицкий Ю.Б. Стих и проза в русской литературе. М., 2002.

7. Фоменко И.В. Введение в практическую поэтику. Тверь, 2003.



© Ольга Никитина, 2010.

© Оформление Stella Libra, 2010.